12 Январь 2013

Тайна Царствия Божия или Забытый Путь опытного Богопознания

Приснопамятный, глубоко почитаемый протоиерей Иоанн Журавский (1867—1964?) прожил долгую жизнь и много потрудился во славу Божию для Святой Православной Церкви. Его служение проходило в Латвии и много способствовало укреплению и распространению там Православия. Это был поистине духоносный пастырь, «золотой батюшка», — как его называли. Сейчас поставлен вопрос о его канонизации.

Книга о. Иоанна «О внутреннем христианстве» посвящена Иисусовой молитве, «умному деланию», практика которого ныне во многом утрачена. К сожалению, авторский оригинал книги утерян, и она сохранилась лишь в «списках», в которых встречаются, неизбежные в подобных случаях, разночтения, а то и привнесения. В нашем издании использовано два взаимодополняющих «списка», и мы надеемся, что таким образом оно приобрело достаточную полноту. Простите нас, дорогие читатели, за возможные упущения.

Светлая память батюшке о. Иоанну.

Эта книга — плод моего почти сорокалетнего вслушивания в Божественную Симфонию словесных звучаний мыслей святых Отцов Церкви Православной, бессмертных Искателей Умной Красоты. И конечно, это не академическое «исследование» и не богословский трактат о Боге и о путях к Нему. Нет. И еще раз — нет.

Это — священная поэзия, отзвук того вдохновения, каким были объяты Отцы. Это песня сердца об «умном делании», о той Дивной музыке Небес, прославляющей Дивного Бога, какую Душа услышала в этой бессмертной Симфонии Отцов, как основной лейтмотив всей Православной аскезы, всех святоотеческих Писаний.

Диапазон моих голосовых возможностей не велик. Но я пропел искренно, как мог. И если кто пропоет лучше о том же и звучнее, я с любовию покорюсь ему, славословя Дивного Бога в Дивных Святых Своих.

Раскрывая сокровенные мысли Св. Отцов об «умном делании», у меня не было намерения излагать этот предмет в виде системы. Далек я был от этого намерения.

Систематично изложил в простейшей форме с бесподобной ясностью благословенный Поэт «умного делания» — Богомудрый еп. Игнатий Брянчанинов.

У него это учение, эта — «наука из наук» и «художество из художеств» изложено в системе — ясно, просто и доступно для всякого, желающего усвоить это делание.

У меня было иное намерение. Мной руководило скромное желание, сердечное желание: дать читающему не систему светлых мыслей Отцов о Дивном Боге, а пропеть о Нем песнь и дать почувствовать сердцем Этого бесконечно близкого и живого Бога. У меня было тайное желание этой песней возбудить в читающем сердечное, живое чувство к Богу — Спасителю нашему.

А этот маленький ручеек чувства сам собою превращается — при надлежащем умном уходе за ним — в реку живой, умной работы, в «умное делание». И тогда непрестанная молитва не является «скучным механическим занятием», а дыханием жизни. Ибо дышать этим воздухом непрестанной молитвы следует не потому, что так нужно, а потому, что нельзя им не дышать: он является органической необходимостью, духовным питанием. Такое делание молитвы вытекает из Живого чувства к Живому Богу.

Сознать близость присутствия Божия на всяком месте и воспринять чувства в живом ощущении Его присутствия — это и есть тот спасительный момент, оживотворяющий душу, из которого вытекает: «потрясающее благоговеинство», страх и «умная молитва».

Для большего согревания моего намерения я и прибегал к горячим мыслям только тех Отцов, которые и сами были «поэтами умного делания», т. е. жили молитвенным вдохновением. Ибо молитва действительная, живая — есть божественное вдохновение благодати, песня сердца к Богу. Потому вдохновенный Пророк — певец, и сказал: «Пою Богу моему дондеже есмь».

А механическое занятие молитвой есть один из путей, приводящих к этому вдохновению, к этой песне.

Горячие мысли горячих Отцов согревали мое намерение подтолкнуть ближе к этому божественному вдохновению, к этому Огню — тех, кто около Него застывает. И если не умом, то чувством воспринять от Него согревание.

И если мне удалось хоть слегка возбудить в читающем это чувство — буду считать, что труд мой был не напрасен, в чьей-то душе родится радостная песнь «О Боге Спасе моем».

А это и будет началом вдохновения благодатного, началом молитвы внутренней, началом песни сердца к Богу. И тогда сердце вдохновенно воспоет этому Дивному Богу, Великому и Живому, вечно живущему и бесконечно близкому к сиротливой душе человеческой, которую Он тепло согревает Свое потрясающей теплотой Божественной — воспоет Ему гимн славословия вечного.

Эта книга написана не для всех, а только для избранных, она написана для моих духовных о Господе друзей, для искателей «умной красоты», для тех, кто с болезнующим сердцем прошел через всю жизнь с устремленным исканием «Умной Потери» — своей души.

Эта книга — духовный синтез моей жизни. Синтез, родившийся в процессе моего сложного религиозного опыта. А сам синтез — есть квинтэссенция всей Православной аскезы, очень сложной и туманной для мудрствующего разума и очень простой и ясной — для верующего сердца.

Путь сердца и привел меня к этому спасительному синтезу:

к внутреннему познанию «Умной Красоты» и к обретению пути, ведущему к Ней.