12 Январь 2013

Отличие западного монашества от восточного

В восточном Монашестве сокрыта тайна Конца.

К этой Славе Воскресения Западное Монашество устремилось иным путем — внешним, вещественным. Отсюда — у западного монашества опыт иной, движение иное, отличное от Восточного. У него опыт начала христианства, опыт Галилейских полей и цветущих лилий (Франциск Ассизский и др.) и движение за Христом по плоскости этих полей (Крестовые походы), динамическое устремление освобождать Св. Землю (внешнюю) от врагов христианства (внешних) и борьба с антихристом (внешним).

Это — основные линии пути движения Западного Монашества и его деятельности. Они остаются для него существенными и ныне.

Западное монашество в свой юности со своей влюбленностью в историческом процессе духовного развития остановилось на внешнем, на поверхности — здесь оно и застыло. В западном монашестве потому и много действия на плоскости внешней, много динамичности, что оно пребывает в возрасте молодости, в свежести юных сил. Дальше своего юношеского возраста оно не развилось, да и не могло. Ибо западные народы, по свой внутренней одаренности и развитию, по своему возрасту — народы юношеские, духовно незрелые.

Западные народы, по своему незрелому возрасту, восприняли Тайну христианства хотя и сильно и красиво, вплоть до «святой влюбленности», но восприняли внешне, извне. Внутренняя сущность была для них недоступна.

А Красота Дщери Царевой была вся внутри — говорит пророк (Пс. 44, 14). И эта внутренняя красота не была ими воспринята. Отсюда потом и родилась тоска по этой внутренней красоте, по Горнему, выразившаяся в Готике католических храмов.

Искусство зодчества храмов не случайно: оно выражает собою внутреннюю Тайну строющего народа — религиозную тайну восприятия душой Бога.

Готика — это искание Бога в небесах. Готика — это устремление ввысь, тоска, это — крик души взыскующей внутреннего. Готика — это голод души, это тощие руки мольбы, простертые ввысь, к небесам, ищущие «там», чего нет «здесь» на земле. В этих чертах и отразилася существенная особенность религиозного опыта западных народов, западного монашества.

И совсем иной религиозный опыт Восточного христианства, Восточного монашества. Здесь нет устремления ввысь. Восточные храмы готики не знают: они крепко стоят на земле. Здесь небо от земли неотделимо. Здесь нет тоски по небу. И эти черты полностью выражают опыт внутренней Восточной Церкви, Восточного Монашества.

Здесь, на Востоке — обладание; там, на Западе — искание. Здесь — внутрьпребывание в тайне с Богом, там — устремление ввысь, искание Бога в небесах. Здесь — отрицание «мира сего» и пребывание в мире Горнем, Небеси. Там — утверждение «мира сего», и взыскание мира грядущего Здесь — Богоносная умная молитва и тихая радость обретения. Там — экзальтированная влюбленность, переходящая в тоску исканий устремленных.

Потому Восточное монашество все внутри, во внутреннем созерцании. И его возраст — возраст седых веков, оно — детище древних народов. Его возраст — возраст созерцания «конца».

И опыт Православного монашества есть Божественный опыт «конца». Опыт конца тленного, внешнего, грешного бытия, опыт конца смертного образа человеческого.

И — светлый, величественный, потрясающий опыт начала иного бытия — Богоносного, опыт выявления Бога во плоти пришедшего, опыт выявления бессмертного Богочеловеческого Образа «неизреченной славы» — Лика Христова в образе человеческом.

С Тайной монашества Восточного неразрывно связаны и конечные судьбы христианского человечества, судьбы всего мира. В монашестве и только в Восточном монашестве, православном монашестве, сокрыты последние времена и сроки, в нем сокрыта тайна «конца».

С исчезновением монашества исчезнет и христианство. С исчезновением христианства исчезнет и внешний мир: придет его конец.