23 Ноябрь 2014

Луганский протоиерей Александр Авдюгин, поддерживающий сепаратистов, напомнил Киеву про «святую дубину»

«Весной мы просто высказали свое мнение, вчера мы его подтвердили. Единогласно, повсеместно и во веки веков. Мы не желаем с Вами жить», — обратился в своем журнале «Rebrik» к читателям из Украины протоиерей Александр Авдюгин 3 ноября, в день «избрания» главы «Луганской народной республики» Игоря Плотницкого.

После неоднозначной реакции читателей священник спрятал «под замок» скандальную публикацию, однако она уже разошлась по социальным сетям. Особый интерес у читателей о. Александра вызвало то, что сам он приехал в Украину из России, здесь получил духовное образование и остался служить.

14 ноября, комментируя подписание митрополитами УПЦ (МП) Меморандума о диалоге относительно создания в Украине единой поместной Православной Церкви, протоиерей Александр Авдюгин обратился к наследию покойного схиархимандрита Зосимы (Сокура). Последний известен как духовник Виктора Януковича, Виктора Нусенкиса, Геннадия Васильева и др. представителей донецкой политической и коммерческой элиты, а также как основатель Успенской Николо-Васильевской обители, оппозиционной митрополиту Владимиру, бывшему предстоятелю УПЦ,

 

«В преддверии нового раскола обретаемся, — пишет о. Александр, — а можно и вспомнить тех, кто предупреждал о дне нынешнем, а мы отмахивались и не верили». В подтверждение священник приводит цитаты схиархимандрита Зосимы, которые должны свидетельствовать о сбывающемся пророчестве — приближении времен антихриста и кознях «хохлов западенцев», против которых «Россия устоит, и там будет очень благодать большая». «Медведь-то русский спит-спит, терпит-терпит, но уж как проснется, как в лапу мохнатую эту дубину возьмет, как раскрутится, то и вся масонская Европа полетит тогда от этой дубины настоящей, русской, святой».

 

Схиархимандрит Зосима просит своих духовных чад не принимать автокефалию в Украине в любом виде — законном или незаконном — и быть непременно с Русской Церковью, которая единственная в мире «сохранит чистоту веры до пришествия антихриста».

На возражение одного из читателей по поводу адекватности этого завещания православной богословско-канонической традиции о. Александр лишь еще раз подтвердил свое согласие с о. Зосимой.

Также он ответил на вопрос, как простому мирянину определить, состоялся раскол или нет: «Да обыкновенно. Имя патриаршее (Московского Патриарха — ред.) возносится на литургии, значит мы в Церкви. Не возносится — значит в хлеву скотском».

Другому своему читателю, огорченному тем, что русские «едут убивать других православных в соседнюю страну», протоиерей Александр Авдюгин признался, что россиян они сами пригласили: «Мы обратились: братушки помогите!»

Мнение ровеньковского протоиерея о референдуме и выборах на контролируемых ополченцами районах Луганщины не разделяет невольная жительница «Луганской народной республики» Елена Степовая, которая пишет в своем блоге: «Мы пережили ещё одни выборы без права выбора. Фейковые выборы фейковой страны». Она же приводит трогательную историю о жертве пастырского окормления — прихожанке, доведенной до самоубийства:

 

«Таня. Ровеньки.

Мне позвонили знакомые. «У нас ЧП, Таня умерла. Ну, помнишь её, маленькая такая на блокпосту».

Я вспомнила её по ярким новостным сюжетам и видео в You Tube, где она, сияя праведным антибандеровским гневом призывала обратиться к Путину. «Россия нас не бросит», — кажется так звучали её слова. Но больше она мне запомнилась по Дьяковскому разъезду.

На этом блокпосте я оказалась во время одного из богослужений, который в мае этого года проводил священник местной епархии, благословляя ополчение на защиту Ровеньков.

Меня тогда потрясло многое. Сюрреализм из войны и веры. Тот, кто должен нести любовь, благословлял на убийство. Люди в камуфляже, с автоматами наперевес, с бутылкой пива в руке, слушали вполуха проповедь, периодически отхлёбывая пиво из горлышка и переговариваясь по рации.

Священник рассказывал об ужасах, нависших над православием и русским народом, о страшных фашистах, идущих на наши города из Львова, отрядах католиков-правосеков, плане госдепа по наполнению хранилищ органами православных людей.

Изредка и невпопад поддакивающие ему камуфляжные люди пили «Черниговское» ,«1715» и курили явно не российский «Винстон». Из русского на этом блокпосту были казаки, куча оружия и русский флаг. Из православия иконы и крест.

Рядом со всем этим, словно дополняя сюрр и переводя его в кич, наполняя абсурдом и безумием на коленях среди бетонных плит, автоматов и икон, обвитых искусственными цветами, стояла дрожащая, то ли от гнева, то ли от религиозного трепета женщина. Она смотрела на проповедника глазами полными слёз и преданности, часто крестясь и практически сливаясь с землёй в коленопреклонении.
В её глазах, фигуре, жестах было столько покорности, что мне стало стыдно и страшно. Стыдно, что я подсмотрела обнаженность молящегося человека, страшно, что от всего этого веяло нездоровым фанатизмом.

Маленькая, щупленькая, скромно одетая Таня. Она была на всех митингах «против бандер». С первого дня. В первых рядах. Она готовила и стирала, кормила, поила, бегала за сигаретами для «защитников», покупая их на свои деньги, вынесла из дому вещи, консервацию, запасы.
Она была одержима победой православия и действительно ждала Путина.

 

«Россия нас не бросит», -так начинался её путь в никуда. «Россия не имеет права нас бросить»,-как-то растеряно звучало в середине пути. «Россия придет, надо верить и она придет», неестественно звенело пустотой в конце взрыхлённой траками танков дороги. Она верила. Но…
Бандеровцы в город так и не приехали, Путин не пришёл, Россия о ней не знала, вернее, России было все равно, есть ли «Таня» на земле. Зато пришли грабежи, казаки и голод.

Она боялась выходить из дома, чтобы не попасть под соседское «ну и где твое обещанное счастье», а потом всё же вышла…через балкон…

 

Знал ли священник, использовавший доверие прихожанки в своей игре, о смятении её души, о разочаровании, о мыслях, с которыми она ставила стул к перилам балкона, я не знаю и не берусь судить. Здесь у каждого своя война. Свои жертвы, свои пленные, своя стратегия. Я уже давно понимаю, что война идёт не только на поле боя и ведется не только оружием…»

 

Протоиерей Александр Авдюгин отрицает свою причастность к этим событиям, и утверждает, что речь идет о другом его сослуживце, которого он «любит и уважает».

 

Фото realgazeta.com.ua