29 Май 2013

Казаки и монархисты получили благословение на разгон гей-шествия, но остались недовольны официальной позицией УПЦ

«Около 500 нормальных людей — казаков Верного Казачества и казачьих общин, прибывших из ряда регионов Украины, верующих из православных братств, родительских комитетов и организации «Народный собор» оперативно прибыли к Пушкинскому парку, окружив мини-митинг содомитов. Произошло несколько потасовок с милицией, защищавшей педерастов», – пишет на сайте «Белый Харьковъ» Леонид Преображенский, представитель «Верного казачества», которое находится под опекой двух Синодальных отделов УПЦ — по делам пастырской опеки казачества и по делам молодежи.

Верный казак утверждает, что «казачьи и православные организации (в том числе и ряд отделов «Союза Русского Народа» — Киевский, Винницкий, Бердянский, Харьковский и др. — прим. ред.) показали исключительный мобилизационный потенциал и организованность».

Вместе с тем победные реляции казаков оказались омрачены позицией священноначалия УПЦ. «Удручает официальная позиция Украинской Православной Церкви, — пишет Леонид Преображенский, — … иерархия могла бы обратиться к верующим и призвать их защитить Святой Град от явной пропаганды порока, блуда и извращений. Как это было в православных Сербии и Грузии. По десятку-другому человек с прихода и по автобусу с епархии легко сняли бы вопрос».

Ему вторит другой участник столкновений: «Даже православная церковь отказалась поднимать паству — присутствовали десятка два попов. Но исключительно по личной инициативе.»

Перед началом протестных акций был отслужен молебен, после которого православные протестанты кинулись отстаивать христианские ценности. «Дальше началась свалка, разбивавшаяся на мелкие очаги и с небольшими перерывами продолжавшаяся часа три… С чувством хорошо сделанной работы мы выпили так и не нашедшие своих жертв яйца — лоток специально и бережно вез из Харькова Сергей Моисеев (Русь Триединая) и отправились в Лавру, где ждали автобусы», — пишет в своем журнале раб Божий Михаил.

Под конец акции православные протестанты сфотографировались с духовенством на память, а задержанные православные активисты и казаки отделались в суде вынесением замечания.